Эссе по сказкам Афанасьева

Русские сказки написаны простыми предложениями, нет сложных оборотов. Иногда текст составлен так, как будто срублен:

«В одном городе жил купец, у которого было три дочери. Через некоторое время он помер. Однажды девицы сидели под окошком и разговаривали...»

Создается ощущение, что сказки рассказываются простыми. малообразованными людьми. Это ощущение усиливается и устаревшими простонародными словами и выражениями, они на слуху от бабушки и прабабушки: поглянулся,  шукать, пруги, убачила, рассмакавала.

Встречается много повторений. Закинул раз невод, закинул другой, закинул третий. Задал одну задачу (службу), задал другую, задал третью. Много присказок: судят-рядят, придумывают-пригадывают; не видали-ль, не слыхали ль; шел-шел, много ли, мало ли верст.

Люди наделяются волшебными свойствами — могут оборачиваться птицами, колдовать. Волшебной внешностью — во лбу солнце, а на затылке месяц, по бокам звезды. Умеют призывать на помощь волшебные силы: по моему прошенью, по щучью веленью, по божью благословенью. 

Во многих сказках прослеживается мысль, что «бог дурней жалует». Дурню удается заполучить летучий корабль и царскую дочку. Простому стрельцу достается красавица-жена Марья-царевна. 

В целом, в сказках обычные люди живут обычной жизнью, но в какой-то момент с ними происходит чудо, что-то волшебное и невероятное. Ожидание чуда, надежда на чудо, на лучшую долю. 

Не удалось пока сделать толковых выводов, буду еще работать над сказками до вечеринки. 

Как нам удалось увлечь детей Древним Египтом

Погребальная маска Тутанхамона

Было это в начале учебного года. Я читала "Боги, гробницы, ученые" Керама. Мир Древнего Египта открывался мне совсем по-новому, судьбы людей, открывавших этот мир, по-настоящему вдохновляли. И я думала: как увлечь детей, как зародить в них интерес, чтобы они прочли эту книгу раньше, в подростковом возрасте?

Во втором классе, классе Вари как раз надо было определиться с подарком ребенку на День рождения от класса. Выбор был — из детских энциклопедий. В огромном списке разнообразных книг я сразу увидела энциклопедию по Древнему Египту! Муж очень сомневался, что эта книга будет интересна его дочери, но у меня уже созрел план. Я его убедила и мы выбрали Древний Египет.

В тот же день, за обедом, я показала детям тарелочку из Египта, обмолвилась о пирамидах, Долине царей, о мумиях. Рассказала, что мумии и саркофаги есть  в ГМИИ им.Пушкина. Дети сами предложили пойти в музей на ближайших выходных (чего я и добивалась:-)). Для начала мы отправились в ближайшую детскую библиотеку и взяли там все, что было о Древнем Египте. Каждый вечер перед сном, всю неделю мы читали эти книги. Дети слушали завороженно, а что-то перечитывали сами днем. В Пушкинский мы приехали подготовленными. Арсен все рассмотрел с фотоаппаратом, а Варя с аудиогидом. 

Интересно, что после этого, дома на полках они отыскали еще несколько книг и расскраску о Египте, о которых я даже не помнила. Арсену, дошкольнику, именно с этого времени понравилось читать самому, раньше было сложно заставить. Интерес не угасал, они использовали добытые знания в своих играх. И сейчас можно услышать, как они обсуждают особенности изображения человеческой фигуры в Древнем Египте.

Каково же было изумление Вари, когда ей на День рождения в классе подарили детскую энциклопедию по Древнему Египту! "Как они угадали!" — восклицала она, придя домой! 

...Недавно Арсен подошел, когда у меня на столе лежала книга "Введение в историческое изучение искусства" Виппера с иллюстрацией на обложке. 

"Это тоже Древний Египет?", — спросил сын. 

"Нет, это Древняя Греция".  "Так — так", -  подумала я...




Keiichi Tanaami. Выставка "Страна зеркал"

Как рассказывает Кейичи Танаами, детские воспоминания о войне легли в основу всего его творчества. Лучи прожекторов, бомбандировки, взрывы — все это нашло отражение в его картинах. Повлияла  на него очень сильно поездка в США в 60-е годы- Энди Уорхол, поп-арт. Был он еще и арт-директором Playboy. Вся его жизнь, встречи, переживания — все нашло отражение в творчестве. Здесь нет каких-то выделенных периодов, многие мотивы встречаются на всем протяжении творчества. Выставка называется "Страна зеркал".  "Для меня зеркало — это собирательный образ окружающего нас мира" — цитата из интервью Танаами. 

Carp Climbing Waterfall
Collapse )

Сравнение хризантемы и ромашки

Когда у нас в доме появляются цветы, мы, уже по привычке, начинаем воспринимать их. В этот раз меня, после занятия в студии, ждали на обеденном столе хризантемы. Сравнить я их решила с ромашкой, как до этого сравнивали орхидею. 

Collapse )

Музыка эпохи барокко

Камерное трио. Робер Турньер

Прослушивая большие исторические стили я столкнулась с тем, что живопись барокко была для меня большей частью закрыта. Не трогала, не захватывала. Скульптура и архитектура - да! Но не живопись. "Архитектура - застывшая Музыка" - это высказывание философа Шеллинга подтолкнуло меня к тому, чтобы подойти к сути барокко через музыку. Музыка всегда воспринималась мной легче в силу того, что я с ней выросла. И это подвинуло меня на пути к пониманию. На то, чтобы прослушать множество произведений от Фрескобальди до Баха, ушло много времени. Здесь я хочу выложить лишь основные моменты, этапы. Музыка барокко настолько живая и захватывающая, что каждому из ее гениев можно посвятить не один пост... Этот пост обзорный.

Collapse )

Люди и связи между ними

Семья — это люди и связи между ними...

Мы с мужем вместе два года, для обоих это второй брак и есть дети от первого. Сейчас в нашей семье четверо детей: Дмитрий - мой старший сын от первого брака, Варя - дочь мужа от первого брака, Арсен - мой средний сын  и наш младший сын Ян — общий ребенок. У  наших детей родство между собой только по одному родителю, все мои сыновья от разных отцов. Получается, что только для младшего все мы кровные родственники. Видимо, для нас именно он связующее звено.

У меня есть бывший муж, после развода я носила его фамилию и все мои мальчики записаны на нее. Так уж вышло, что даже и младший, от второго брака. Отношения у нас после развода сложились хорошие, родственные и мои дети бывают в гостях в семье первого мужа. У детей мужа от второго брака, как и у моих мальчиков, фамилия, естественно, та же. Тут, наверное,  роль связующего звена  играет фамилия...

Вот тут Арсен - мой сын, Варя -дочь моего второго мужа, Женя и Полина - дочери моего первого мужа

Еще у меня есть племянник Саша. С рождения и до 11 лет он рос в доме моих родителей, они его растили и воспитывали, делали с ним уроки и водили на тренировки. Саша, Дима и Арсен вместе проводили каждое лето и, конечно, тут тоже есть крепкая связь — общие бабушка и дедушка, земля и дом, где они росли. Сейчас к ним добавились Ян и Варя. 

В Черепаново, у бабушки и дедушки

А дочкам первого мужа мы с удовольствием передаем платья, которые шили вместе с Варей и из которых она выросла.

Сейчас они между собой так сдружились, переплелись фамилиями и одеждами, бабушками и дедушками, что на чей-то вопрос: "Это твой брат?" услышишь: "да".  А когда подумаешь, поймешь, что уж эти-то двое вообще не родственники...

Наверное связи тут намного глубже, чем просто родственные отношения. Наверное это и генная память предков, имевших большие семьи. Желание собрать своих всех вместе, закрепиться корнями, быть ближе, несмотря на расстояния и противоречия.  Хочется передать это детям. Пусть пронесут эти отношения через года, города, страны  и собственные семьи. Может через любовь к этим не совсем родным своим близким их души раскроются, обретут глубину в нашем непростом мире, научатся Любить других людей...



Зинаида Серебрякова. Автопортрет 1906г.

Зинаида Серебрякова. Автопортрет 1906г.

После выставки Зинаиды Серебряковой, вернувшись домой мне захотелось найти репродукцию этого автопортрета. Репродукций хорошего качества я не нашла, только такие же, с телефона, украдкой  (фотографировать было нельзя). Я стала читать, что пишут о портрете: большинство фраз под портретом —  о радостном и счастливом ожидании первенца. У нас с мужем у обоих, не сговариваясь, была  совершенно другая эмоция перед портретом в выставочном зале. 

Рассматриваю. В первую очередь бросается в глаза колорит. Темно-синий, сине-черный с коричневым. Мазок. Только живот обозначен более-менее упорядоченными, параллельными мазками. Все остальные мазки на платье почти хаотичные, где-то наложены одни на другие. Чуть ниже плеча просвечивает из-под мазков не до конца закрашенная правая рука. 

Рассматриваю линию, очерчивающую контур ее тела, проходящую по диагонали картины, от плеча к животу. Эта линия нервная. И направлена она по диагонали вниз. 

Если попробовать сесть в ту позу, в которой она с просвечивающей рукой, видимо опирается на подушку или подлокотник. А потом пересесть в ту позу, в которой она сидит на картине, с опущенной рукой, то изменения в теле ощущаются. С рукой на подлокотнике тело приобретает какой-то другой оттенок, возможно, больше легкости... И эта поза закрашена Серебряковой!

Есть и контраст ее светящегося лица и всего остального.

Ну и фон. Беспорядочные синие и коричневые мазки на светлом фоне. 

Чувство, которое возникло во мне перед картиной — беспокойство и тревога.